missalena

Умеешь ли ты быть рядом с настоящим мужчиной? (Re.)
(«Psychology»)

Вот вы плачете, что нет мужчин. А умеете ли вы быть с таким мужчиной, о котором мечтаете? С сильным плечом, а то и двумя. Ведь настоящий суровый герой, не мачо, а именно архетипический герой, - это вечно занятый чувак, не способный дольше двух минут выслушивать ваши слезливые излияния.

И если в вашей паре вы вздумаете посягать на лидерство - а именно это вы вечно и делаете - то он быстро поменяет вас на более покорную цыпочку, которая сможет подчиняться ему хоть в чем-то. Да, пожалуй, даже будет и бояться его. Только где взять таких цыпочек?

Обычно вопрос лишь в том, как долго она сумеет притворяться, чтобы прибрать его к рукам. Обычно притворщицам терпения не хватает, и альянс с героем терпит крах, но жалко мне их не за это. А за то, что уже давно женщины лишили себя возможности получать истинное и искреннее удовольствие от союза с сильным мужчиной.

Те из нас, кто выбирает жить с алкоголиком, неудачником или дураком, заранее убеждены в своем могуществе и мужской немощности и просто ищут этому подтверждение. Если копнуть глубже, то это вопрос доверия мужчине, которого - доверия - из поколения в поколение не было в семье. Несчастливые союзы, как правило, это династии, целые династии женщин, в которых принято называть мужчину "придурком", "сволочью", а также "мужчинкой" - я это слово просто физически брезгую, и меня отвращает от тех, кто его употребляет. В счастливых редких семьях, где гендерные роли сохранились, все держится именно на доверии женщины своему мужчине и уважении к нему.

Те из нас, кто вступает в союз с сильным мужчиной, надеясь его изменить, сломать, подчинить - ну со мной -то он гулять не будет! - мало того, что дуры, блин, так еще и дуры, лишенные главного женского удовольствия— подчиняться. Представляю, какой вопль издали сейчас десятки женщин, читающих этот пост. Че, я кому-то буду подчиняться?? Сейчас!

Тем не менее. Умение подчиняться мужчине и умение быть зависимой от него заложено в нас природой. Женщина, вынашивающая ребенка, беспомощна, и если она в это время будет напрягаться и качать права, у нее может случиться выкидыш. Качание прав и горящая изба не предусмотрены природой как основной вариант женского поведения, а то, что женщина на все способна - так это страховочные пояса на случай надобности.

Сегодня же мы не признаем за мужчинами права на лидерство, в том числе и права решать, как и что будет складываться в нашем союзе. Мы не признаем за ними даже права на выбор. На любой выбор. Пусть будет по-моему, быть по-моему вели - и старуха с разбитым корытом, и девочка с семицветиком все время выбирают, выбирают, настойчиво хотят, указуют перстом и поджимают губы. А вот антигероиня нашего времени - женщина, принимающая выбор партнера, умеющая подстроиться под него, даже не обязательно понимая его. Может, вспомните, просто, ну хоть раз после свадьбы или в длительном союзе вы смотрели на своего мужчину снизу вверх, или опускали глаза, замолкали от понимания, что сделали что-то не то и он будет сердиться? Вы боитесь его гнева? Или кидаетесь вперед грудью и вопите, пусть даже мысленно - да как ты смеешь со мной так обращаться? Вам доставляет удовольствие самозабвенно доставлять ему удовольствие? Вам не хочется просто расслабиться и принять все так, как он предлагает? Хотя бы на один день?

Вы хотите, чтобы мужчина взял на себя ответственность? Но дайте же ему уже, наконец, власть. Если ваш спутник достаточно сильный, чтобы эту власть взять самому вместе с ответственностью за вас, перестаньте кудахтать и все время хотеть выигрывать в спорах. И еще важное: не правда ли, если женщина с детства будет знать, что это мужчина - а не она - несет ответственность за нее, за их детей и их жизнь, а сама она отвечает только за то, чтобы ему было хорошо - не правда ли, при таком раскладе резко сократится количество браков со всякими недоумками.

И отдельная, наболевшая, остроспециальная просьба к мамам мальчиков. Кончайте делать из них инвалидов волевого и физического фронта. Мамы упитанных девятилетних мальчиков, несущие за ними их рюкзаки, открывающие перед ними двери, оспаривающие при сыне мнение своего мужа - перестаньте это делать. Иначе нам не за кого будет отдавать наших дочерей.

Я довольно молода и буду довольно молодой еще лет десять-двадцать, даже если продолжу бухать в лучших традициях русской интеллигенции. У меня нет (во всяком случае, пока) рака, спида, гепатита, рассеянного склероза и родильной горячки. Близорукость весьма умеренная, гастрит успешно залечен. Все мои родственники и друзья живы, плюс-минус здоровы и обитают далеко от зон каких-либо боевых действий. Я живу в Москве, и у меня хватает денег, чтобы каждый день покупать кофе в старбаксе (честно говоря, даже на сэндвич хватает, и еще остается). Я люблю смешные картинки, велеречивость, секс, текст, тыкать пальцем в закаты над Строгино и ни с хрена пить шампанское середь недели. 
Я бы не стала так кудряво себя анонсировать, не будь всей этой разлюли-малине от роду неделя. В том смысле, что примерно неделю назад антидепрессант, который я принимаю, наконец-то достиг в моем организме нужной концентрации и начал действовать. Предшествовали этому знаменательному событию - внимание, сейчас будет драматический пафос - Три. Года. Ебаной. Пустоты. Если без пафоса, то у меня была самая обыкновенная депрессия, если образно - то это были три года в обнимку с дементором из "Гарри Поттера". Если в разрезе "на что я трачу жизнь свою" - три года, которые примерно с тем же успехом можно было пролежать в коме (хоть выспавшейся была бы, наверное). За эти три года я получила диплом, сменила четыре места работы, купила машину и научилась ее водить, еще что-то, еще что-то - короче, если проводить аналогию с комой или летаргическим сном, я неоднократно заслужила приз "Почетный лунатик". ТРИ ГОДА. 1095 дней, которых как бы не было. Я тут недавно где-то читала, что, мол, 23 года - это самый лучший человеческий возраст. 22 и 24 наверняка немногим хуже, но мне этого уже никогда не проверить. В общем, я имею сказать (и, как мне кажется, имею право сказать) о депрессии. Это слово используют все и постоянно, но я ни разу не видела, в этих больших русскоязычных интернетах, внятной попытки объяснить, что оно значит на самом деле (сбивчивые посты в тематических жж-сообществах и статья в википедии не в счет). Впрочем, даже если кто-то уже все сказал, я скажу еще раз, потому что это, блядь, важно и всех касается. Начну с самого начала и, прошу прощения, это будет длинно (даже слишком длинно, наверное, с массой ненужных подробностей). Я еще напишу об этом сжато, емко и художественно, но пока что, пусть будет хотя бы так. Пожалуйста, прочитайте, особенно если у вас депрессии никогда не было.

Для начала представьте, что у вас настоящее, очень сильное горе. Допустим, умер кто-то важный. Все стало бессмысленно и безжалостно, вы с трудом встаете с кровати и все время норовите заплакать. Вы плачете, бьетесь головой о стену (или не бьетесь - это уже от темперамента зависит) и вливаете в себя алкоголь. Все утешают вас, вам пододвигают тарелочку вот с этим крутым пирожным, которое вы так противоестественно сильно любите, и на третий-пятый раз вы, в общем-то, соглашаетесь разок его куснуть. Потом вспоминаете, что кредит не выплачен, собака не выгуляна, а еще вообще-то есть дело, которое надо делать, и, кстати, посмотрите, какой нынче закат над Строгино красивый, охренеть просто, а.

Депрессия - это когда вы не откусываете пирожное ни на третий, ни на тридцать третий раз, и вам просто перестают его предлагать. Если представить, что жизнь - это такая разноцветная жидкость, которой заполнено человеческое тело, то депрессия - это когда жидкость откачали почти до нулевой отметки, оставив только какую-то мутную взвесь на дне, благодаря которой вы можете пользоваться руками, ногами, речевым аппаратом и логическим мышлением. Откачали и за каким-то лешим наглухо закупорили отверстия, через которые можно было бы влить новую порцию. Кто, зачем и почему - неизвестно. Может, ужасное событие было настолько ужасным, что от него никак не оправиться (тогда это называют экзогенной, или реактивной, то бишь спровоцированной внешними факторами, депрессией). Может, у вас от природы уровень этой самой жидкости был чуть ниже нормы, а клетки, в которых она хранилась, давали течь, и жидкость уходила из них постепенно, годами, кап-кап. Это называется "эндогенная депрессия", и так даже хуже, потому что вам вряд ли станут заботливо предлагать пирожные, у вас вроде бы никто не умирал. У меня был промежуточный вариант - я, в целом, и так не претендовала на титул "Мисс Жизнерадостность", а тут еще и мир от души двинул мне в табло.

Депрессию часто описывают в духе "весь мир стал серым", но это вопиющая неточность. Мир остается цветным и многообразным, и ты это видишь, со зрением у тебя все в полном порядке. Просто теперь весь цвет и многообразие - это просто информация, от которой тебе никак, ВООБЩЕ НИКАК. Не интересно. Не вкусно. Не радует. Непонятно, почему должно радовать. Непонятно, почему радуются другие, зачем они шебуршатся, что-то там читают, куда-то едут, собираются группами более и менее трех человек. "Не для меня придет весна, не для меня Дон разольется" - это про депрессию. Не знаю, можно ли объяснить это человеку, который там, в депрессии, никогда не был: тебя не трогает как сам факт разлива Дона, так и его масштабы. Ручеек и океан не радуют совершенно одинаково. Бессмысленно копить деньги, чтобы уехать из этой гребаной гайморитной Москвы к морю - ты приедешь, уставишься на это море (синее, глубокое, теплое, бескрайнее, наполненное разноцветными рыбами) и подумаешь: "Ага, ну вот море. Цвет - синий. Глубина - столько-то метров. Температура - столько-то градусов. Протяженность - столько-то километров. Фауна - разнообразных форм и цветов. И?". Депрессия - это такая компактная персональная зима, которая всегда с тобой, как тот праздник.

Я знаю, о чем говорю - я ездила к морю в депрессии. Всю неделю я просидела в лобби отеля, где был вай-фай, и глушила вискарь. Я потратила на вай-фай и вискарь сумму, за которую можно было бы съездить на более отдаленное море на вдвое больший срок. Когда я не сидела в лобби отеля, я лежала у себя в номере, смотрела русский канал по телеку и глушила вискарь, купленный в дьюти-фри. Несколько раз я сходила на море и даже в нем искупалась. Один раз - надела маску и посмотрела на рыб под водой. Написала несколько смс-ок родне и друзьям о том, что рыбы красивые, море теплое, а я очень довольна отпуском. К счастью, я была на море одна, иначе пришлось бы имитировать радость постоянно, а это очень утомительно. Это, кстати, еще одна сторона депрессии, неведомая здоровому человеку - ты должен постоянно изображать эмоции, которых не испытываешь. Более того, ты плохо помнишь, как испытывал их раньше, поэтому приходится напрягать мозги, конструируя реакции, которые у нормальных людей возникают автоматически. Допустим, ты идешь по улице с другом мимо цветущей вишни. Друг говорит: "Посмотри, как красиво!". Ты смотришь. Фиксируешь: "Белый цвет лепестков. Солнечный свет падает под тупым углом, за счет чего лепестки выглядят объемными. Это должно вызывать во мне радость, поскольку эстетически привлекательно, но достаточно умеренную, поскольку весьма обыденно и часто встречается в это время года". Соответственно, ты говоришь что-то вроде: "Да, слушай, офигенно! Как хорошо, что весна!". Впрочем, со временем логические конструкции уходят куда-то в фоновый режим и у тебя в сознании просто загораются лампочки - "радость", "интерес", "юмор". Ты прилежно выдаешь нужные реакции и даже мысли не допускаешь, что может быть как-то по-другому.

То, о чем я сейчас написала - это, если что, умеренная такая депрессия, не тяжелая. То есть ты вполне в состоянии изображать вменяемого члена общества, ходить на работу, поддерживать какое-то количество социальных связей и автоматически, без интереса, потреблять простенький контент типа сериалов и развлекательных статей. Разумеется, все это дается не слишком легко, ты очень смутно понимаешь, зачем оно тебе нужно, ты ни на что не надеешься, ты тупо выполняешь некий набор действий (скорее всего, обильно заливаясь алкоголем по вечерам). А теперь представьте все то же самое с одним дополнением: в вашу грудную клетку воткнут топор. Топор невидимый, крови нет, внутренние органы работают нормально, но вам все время больно. Больно независимо от времени суток, положения в пространстве и окружающей обстановки. Так больно, что становится сложно даже разговаривать - между вами и собеседником как будто метровая толща стекла. Трудно понимать. Трудно формулировать. Трудно думать даже самые простые мысли. Любое действие, которое всю жизнь выполнялось на автомате, вроде чистки зубов или похода в магазин, становится подобно перекатыванию с места на место огромных каменных глыб.

Вам не просто не нравится и не хочется жить - вам, натурально, хочется сдохнуть, причем как можно скорее, и это не рисовка в духе "да лучше б меня самосвалом переебало", это всерьез. Жить - мучительно и невыносимо, в каждую отдельно взятую секунду. Вот это - уже настоящая депрессия, тяжелая. Работать практически невозможно, скрывать от окружающих, что с вами что-то не так, - тоже. Я провела в этом состоянии около полутора месяцев, это было два с половиной года назад, и больше всего на свете я боюсь, что когда-нибудь это повторится. Потому что это ад на земле, это дно, это хуже рака, спида, войны и всех остальных несчастий, которые могут приключиться с человеком, вместе взятых. Если бы в один из дней тех полутора месяцев умерла моя мама или лучшая подруга, мне бы не стало больнее, потому что параметр "боль" и так был выкручен до абсолютного максимума, доступного моей нервной системе. Если бы умерли все люди, которым было до меня дело, я бы просто покончила с собой. Вообще, наличие людей, которым, по твоему мнению, от твоей смерти станет не очень, кажется единственным достаточном основанием продолжать этот кошмар. Вряд ли можно считать это проявлением альтруизма - это скорее что-то из разряда давным-давно и не слишком осознанно заученных прописных истин, которые держатся в башке до последнего.

Кстати, депрессия может быть еще и тревожной. Это когда топор в твоей грудной клетке кто-то вдруг начинает раскачивать из стороны в сторону. Со мной это происходило каждое утро - я сидела под вытяжкой, прикуривала сигареты одну от другой и мучительно боялась всего, от далекого будущего до сегодняшней электронной почты. Иногда тревога нарастала ночью, я часами перекатывалась от края кровати к стенке и заставляла себя повторять: "Если я переживу это, я стану железной, если я переживу это, я стану железной, если я переживу это...". Господа, это полный бред. Это тот случай, когда, то, что тебя не убивает, делает тебя просто менее живым, но никак не сильным.

Насколько я знаю, такие состояния (когда с топором в груди) лечат в стационаре. Но многие худо-бедно вылезают самостоятельно - помогает молодость, живучесть, вот это все. Я тоже в какой-то момент вылезла - вместе со своим топором я дотащилась до ближайшего к дому спортзала, купила абонемент (потом было очень странно и страшно смотреть на свою фотографию в этом абонементе - это было совсем серое, мертвое и опухшее лицо) и начала каждый день выгонять себя на тренировки. Я въебывала до кровавого пота по два-три-четыре часа ежедневно, иногда по два раза в день, и постепенно, очень медленно, топор в груди начал растворяться. Через пару месяцев он трансформировался в эдакий небольшой зажимчик, который по вечерам и вовсе иногда пропадал. Не знаю, как это называется в медицинских терминах, но из штопора я вышла. Нашлась работа, восстановилась способность соображать, коммуницировать и даже что-то там конструировать из слов. Я решила, что я вполне себе в норме.

И вот тут спрятана большая жирная подстава. Потому что после месяцев прокручивания через мясорубку твоя старая личность превращается в совершено однородный фарш. Ты очень смутно помнишь, кто ты, что ты любил и что доставляло тебе удовольствие (и доставляло ли что-то вообще). Это, конечно, не амнезия, просто ты достаешься себе в виде набора высушенных характеристик без всякого наполнения. "У меня аналитический склад ума". "Я чрезмерно эмоциональна". "Я умею и люблю писать тексты". Ты берешь эти слежавшиеся наборы слов, добросовестно напяливаешь на свой внутренний скелет и все, вроде бы, окей. С одной ремаркой: ты не помнишь, что "аналитический склад ума", вообще-то, раньше означал возможность приподняться над хаосом и увидеть в нем внятную структуру, и как это было кайфово, и как ты любил свой мозг за то, что он это умеет. И как вам с мозгом было интересно часами выстраивать цепочки аргументов, любоваться ими, рушить их и выстраивать новые. Не помнишь, что писать тексты - это священнодействие, боль и трепет, и как страшно случайно промахнуться и наделать в ткани языка безобразных дыр, и какое это острое счастье - все-таки поймать течение и аккуратно встроить свой смысл в ДНК слов. И что чрезмерная эмоциональность - это способность не раздумывая нырять в самые темные колодцы и пропускать через свою нервную систему такие разряды, от которых слон бы заколдобился, что кроме несовместимой с жизнью боли это такого же накала восторг, божественный свет и альпийские вершины, и особенное, мало кому доступное равновесие на тонкой дрожащей проволоке где-то между отчаянием и оргазмом. (Подставьте сюда любые другие характеристики, суть останется неизменной - вместо всей цветистости, которая раньше обозначала твое "я", у тебя есть только какая-то пыльная мешковина).

Депрессия не закончилась, но ты-то этого не знаешь, ты принимаешь десятиградусный мороз за ноль. Ну а что, птицы на лету больше не замерзают, дышать можно, - наверное, так всегда и было. Ты начинаешь жить как за мутным стеклом, даже не догадываясь, что большинство людей живет как-то по-другому. Иногда стекло слегка проясняется, и ты ощущаешь что-то вроде радости (точнее заставляешь себя ощущать - радость не приходит сама собой, ее надо долго и старательно из себя выковыривать; иногда получается). Ты думаешь, что вот это - и есть пресловутые плюс двадцать два, солнце и легкий ветерок, не понимаешь, в чем прикол, а на деле термометр показывает минус два и под ногами у тебя грязь с реагентами. Жизнь кажется занудной конференцией, на которую раз уж притащился, надо остаться хотя бы ради фуршета, но на фуршете не дают ничего, кроме заветренных бутербродов, и, несомненно, лучше было бы не приходить сюда вообще.

Но раз уж родился и решил не умирать - надо отвечать за базар и жить, думаешь ты. Поскольку само по себе это занятие тебя совершенно не интересует, скорее всего, рано или поздно ты вляпаешься во что-нибудь нездоровое. Депрессия - самое подходящее состояние, чтобы вступить в секту, двинуться на религии, податься в серийные убийцы или сесть на героин. С вышеперечисленным лично у меня как-то не сложилось, зато я хорошенько отожрала трех других, не менее стремных, депрессивных блюд.

Знаете, что самое стремное во всей этой истории? Этих трех лет тоски, ужаса и безумия могло просто не быть. Купировать мою депрессию оказалось не сложнее, чем вылечить какую-нибудь лакунарную ангину. Две недели приема удачно подобранных препаратов - и мутное стекло, отделявшее меня от мира, исчезло. Многолетний зажим в груди, который уже казался мне неотъемлемой частью моей анатомии, просто разжался. Я откинулась с зоны, вышла из комы, вернулась с Крайнего севера - я не знаю, как лучше описать это состояние. Мне стало нормально - наверное, так точнее всего. Мне тепло, мой кофе крепкий и вкусный, листва на деревьях зеленая, и над Строгино сегодня наверняка будет потрясающий, какой-нибудь оранжево-зеленый, закат. Я вижу, что у всех людей разные лица, истории и способы думать, мир переполнен хорошими текстами и смешными картинками, в городе постоянно что-то происходит, а в интернете кто-то неправ, и все это безумно интересно. Когда я слезу с таблеток и смогу продолжить бухать в лучших традициях русской интеллигенции, мы с сестрой купим бутылку шампанского и пойдем шляться по центру в ночь со вторника на среду, перетирая за отечественный кинематограф, и это будет круто. А еще я приеду к морю и забегу в него прямо в одежде, с воплем и брызгами - я ведь обожаю море, просто совсем об этом забыла. 
Вы не представляете, какой это шок - вдруг вспомнить, что опция "справляться с жизнью" включена в твою базовую комплектацию по умолчанию и не требует постоянных мучительных усилий. Жизнь, оказывается, можно просто жить, не напрягаясь, и даже корректировать по своему усмотрению. Когда к каждой твоей ноге не примотано по пушечному ядру, эта самая жизнь кажется легкой, как тополиный пух (который, кстати, я очень люблю, и который три лета подряд не могла заценить). Без этих ядер у меня столько сил, что я могу, как тот самый Мюнхаузен, запланировать себе на 8-30 подвиг, а на 13-00 - победоносную войну.

Наверное, пора и правда завести ежедневник, потому что у меня теперь вечно не хватает времени. Все ненаписанные за эти три года тексты мучительно хотят, чтобы я срочно их написала, все непрочитанные книги мечтают стать прочитанными, а абортированные мысли - продуманными. Мне хочется разговориться со всеми людьми, мимо которых я прошла, не заметив их, и съездить во все те страны, куда меня звали, а я не поехала, отмазываясь безденежьем, а на деле просто не понимая, зачем это нужно - куда-то ехать. 
А еще очень жалко себя. Не в смысле "никто меня не любит, пойду я на болото", а в прошедшем времени - очень жалко этого отважного человека, который ухитрялся не просто ходить с пушечными ядрами на обеих ногах, но еще и участвовать в каких-то забегах, и даже иногда брать в них какие-то места. И немного обидно - от того, что история трех лет моей жизни, героиня которой много страдала и очень старалась, оказалась историей болезни. Я начала писать этот текст неделю назад, но специально не заканчивала его и никуда не вывешивала - я опасалась, что все это какое-то отклонение от нормы, неадекватность на фоне приема препаратов, гипомания, черт знает что еще. Я десять раз переуточнила у психиатра, точно ли со мной все нормально, прогуглила симптоматику гипоманиакальных состояний, поинтересовалась у знакомых, не выгляжу ли я странной. Если верить психиатру, гуглу и знакомым, а также моим собственным воспоминаниям о себе до депрессии (подкрепленным, кстати, письменными свидетельствами), то да, именно сейчас со мной все нормально. Я чувствую себя примерно так же, как большинство людей (с поправкой на восторг неофита, конечно) и это очень плохо укладывается у меня в голове. Три года, ТРИ ГОДА, БЛЯДЬ.

Если что, это ни в коем случае не пост пропаганды таблеток. Я всего лишь хочу сказать, что болезнь депрессия существует, что она может случиться с каждым, что ее можно и нужно лечить и что я не понимаю, почему это до сих пор не написано огромными буквами на биллбордах. Как именно лечить - это уже к специалистам. Я не знаю, как работают все эти рецепторы, захватывающие или не захватывающие серотонин и норадреналин (но, наверное, теперь изучу - хотя бы по верхам). Может быть, кому-то и правда могут помочь медитации, молитвы, разговоры, травяные отвары или бег трусцой. Но если вы бегаете, молитесь и разговариваете месяц, другой, третий, а депрессия не заканчивается - значит, конкретно в вашем случае конкретно этот метод не работает, и надо искать другой. Если вы не уверены, закончилась депрессия или нет - значит, она не закончилась. Когда закончится, вы при всем желании не сможете этого не заметить. Это как с оргазмом - если сомневаешься, испытываешь ты его или нет, значит, не испытываешь, уж извини.

Понять, что депрессии больше нет, очень легко. А вот допереть до того, что это ее раньше не было, а теперь ты увяз в ней по уши, значительно сложнее. Я не могла допереть три года - и сейчас я просто не понимаю, как такое возможно. Я живу в столице и пью кофе в старбаксе, я образованна, имею доход выше среднего и неограниченный доступ к информации - и за три года так и не врубилась, что со мной что-то не так. Я даже ходила к психологам - и даже они ничего не поняли. Может быть, это были просто плохие специалисты, а может - это я оказалась хорошей актрисой и очень талантливо имитировала нормального человека. Я говорила: "Меня мучает совесть за совершенный поступок", "У меня сложные отношения с мамой", "У меня мучительные отношения с мужчиной", "Я ненавижу свою работу", но мне ни разу не пришло в голову сказать правду: "Меня ничто не радует и мне ничто не интересно". Я просто сама себе в этом не признавалась.

В общем, дорогие, я заклинаю вас всеми вашими богами, теорией вероятности или чему еще вы там поклоняетесь, - берегите себя! Эта хуйня подкрадывается тихо и осторожно, и никто, кроме вас, не заметит, как ваш богатый (сейчас это слово здесь без всякой иронии) внутренний мир превращается в мерзлую пустыню. Да и вы не факт, что заметите. Поэтому следите за собой - в прямом смысле следите, отслеживайте мысли и эмоции, и если вам плохо или даже просто нехорошо две недели, три, месяц - бейте тревогу. Идите к врачу, а если не можете идти - звоните кому-нибудь, и пусть вас волокут туда хоть за ногу по асфальту. Пусть лучше тревога будет напрасной - никто не станет назначать вам таблетки, если они вам не нужны. Если вам плохо, больно и безрадостно много месяцев подряд - это не потому, что у вас какой-то такой специальный возраст, не потому, что вас кто-то не любит или любит не так, как нужно, не потому, что вы не знаете, в чем смысл жизни, и не потому, что эта жизнь жестока и прямо сейчас кто-то где-то умирает, не потому, что у вас нет денег или рухнули какие-то ультраважные планы. Скорее всего, вы просто больны. Если в этом месяце вам ни разу не было просто неплохо в моменте, потому что тепло, светло, вкусно и люди хорошие, - с вами явно что-то не так. Если вам кажется, что вас никто не понимает, и вам при этом больше 15 лет - скорее всего, вас действительно никто не понимает, потому что здоровым людям крайне сложно понять человека в депрессии.

Берегите себя, пожалуйста. А если не убережете и начнется - шлите в хуй всех, кто скажет, что вы просто тряпка, нытик, не нюхали пороху и беситесь с жиру. Даже не пытайтесь вылечить себя мотивирующими цитатами о ценности момента или надеждой на то, что все исправится, когда у вас будет больше денег, смысла или любви. Даже не думайте читать в интернетах статейки из серии "128 способов борьбы с депрессией", которые обычно начинаются со слов "учитесь видеть во всем хорошее". Закрывайте на хрен всю эту ерунду, идите к врачу и говорите все как есть, без рационализаций и "ну, на самом-то деле все не так плохо, это я так". Если у вас есть дети, берегите их тоже, расскажите им, что такое бывает. И у детей бывает тоже. Сейчас я понимаю, что депрессивные эпизоды, пусть сезонные и не очень продолжительные, случались у меня еще в начальных классах, а лет с 12 до 17 - вообще стабильно каждую зиму. Я была уверена, что это нормально - превращаться в холодное время года в отупевший замороженный полуфабрикат с прищепкой в груди и постепенно оттаивать к лету, писала об этом стихи и очень удивилась, когда пришла очередная зима, а мне почему-то было так же интересно и прикольно жить, как летом.

Это действительно стремно. Об этом действительно стоит писать на биллбордах, снимать социальную рекламу и рассказывать в школах. Депрессия - это вам не рак, конечно, от нее обычно не умирают, но с ней и не живут. Человек в депрессии ничего не может дать этому миру, он становится вещью в себе, и миру он не нужен точно так же, как мир ему. На депрессивного сотрудника не подействуют никакие навороченные системы мотивации. Бессмысленно пытаться насадить нравственность, патриотизм или ультралиберальные политические программы в депрессивного гражданина. Депрессивному зрителю бесполезно показывать потрясающее кино и крутить перед ним добротные рекламные ролики, призывающие купить киа рио и кока-колу. 

О чем ты думаешь? Что ты чувствуешь? Что мы сделали друг с другом?

Главное — мы вместе, всё остальное — шум за сценой.

Счастье в браке — это не то, что просто случается. Хороший брак должен быть создан. Никогда не поздно держаться за руки. Говорить «Я люблю тебя» хотя бы раз в день. Не ложиться спать в ссоре. Ни при каких обстоятельствах не воспринимать действия друг друга само собой разумеющимися. Ухаживания не должны заканчиваться вместе с медовым месяцем, они должны длиться всю жизнь. Вместе идти по жизни. Сформировать круг любви, который соберет всю семью. Делать что-то друг для друга не из соображений долга, а из соображений радости. Вдумчиво произносить слова признательности и выражать благодарность. Необходимо развивать терпение, понимание и чувство юмора. Уметь прощать и забывать. Дело не только в том, чтобы выйти замуж (жениться) за нужного человека. Дело в том, чтобы быть нужным человеком.

Как часто в нашей повседневной жизни случаются минуты слабости. Все, душа устала, сил нет, ничего не радует. Тонешь, словно в бушующем море, и всем своим существом ждешь, что вот-вот кто-то добрый, близкий, сильный кинет спасательный круг, вытащит из ледяной воды, согреет. А, помощи все нет, но идти ко дну все-таки совсем не хочется. И тут наступает самый настоящий, звенящий, сокровенный, переломный момент: вдруг понимаешь, что если сейчас же сам себя не возьмешь в руки, не схватишь за шиворот, не вытащишь из водоворота – быть беде. А, ведь и правда, как не надейся на кого-то, главное спасение всегда рядом, всегда здесь, внутри, в дышащих, сверкающих глубинах чувствительного сердца. Важно просто успокоиться, прислушаться к самому себе, довериться внутреннему шепоту и, наконец, поверить. Вера – магическое, напитанное невероятной силой, великое и вместе с тем такое простое, чистое чувство. Она творит чудеса с каждым из нас. Спасает от отчаяния. Возрождает из небытия. Прощает лютые обиды. Она – не удел избранных. Она не выбирает самых сильных, не дается самым умным, она – Божий дар каждому, любому, всем. И в этом ее Чудо. И как же важно помнить об этом всегда, даже в самые нелегкие мгновения нашей сложной, но такой прекрасной жизни.

Вера – понятие всеобъемлющее, наполненное гармонией, свободное. Она не ставит никаких рамок, верь, мол, только в Бога, кумира, в действующий строй. Нет, она, как добрая наставница, предоставляет возможность душе выбрать: во что верить, как верить, что при этом чувствовать. Она протягивает руку помощи любому, кто готов открыть сердце лучшему, светлому, сияющему. Самое главное в любой вере — идти от плохого к доброму, от унылого к радостному, от отчаяния к любви. В этом и есть весь смысл обретения силы через веру. Я знаю, что вера – это все, что нужно для победы в любой жизненной ситуации. Возможно, вы скажете: нет, этого мало, это всего лишь часть пути преодоления, ведь иногда веришь всей душей, а счастье все не приходит. Я по-свойски улыбнусь вам и отвечу: значит, не до конца верили. Значит, где-то в темном уголке сознания застряла и болезненно колет острая игла сомнения. Она такая маленькая, что сразу и не заметишь, но если она есть – все, пиши — пропало.


Потому что настоящая, кристально чистая вера не терпит сомнений, не живет рядом с ними, а просто умирает. Ведь она – дар свыше, а там просят только об одном: поверьте и доверьтесь. Не судите, откройтесь всем сердцем, и по вере вашей вам воздастся.

Вот какие искренние, пронзительные строки пишет о вере монах Аристоклий.

И почему мы всегда такое большое значение придаём первой любви? Ведь на самом деле важнее всего последняя.

У человека две жизни. Вторая начинается, когда приходит осознание, что жизнь всё-таки одна. И тогда, ты просыпаешься утром и понимаешь, что сам творишь свою жизнь вокруг себя, учишься выбирать своё настроение, немного смекаешь о том, что всё зависит только от тебя, вся ответственность лежит только на тебе, и как-то не хочется сразу быть жертвой, вечным заложником безостановочного нытья, потому что на него просто тратится слишком много времени, которое можно заполнить интересными делами, важными шагами по ступеням своего счастья. Да и вообще, осознавая как мало, по сути, времени нам отведено, перестаешь размениваться на бесполезные вещи: зависть, злость, агрессию, сплетни, осуждения, обсуждения, лень, уныние. К сожалению, для осознания этого иногда требуется слишком много времени или слишком сильный пинок под зад. Поэтому всем, кому сейчас адски сложно и трудно, у кого этот предательский пинок, я желаю набраться терпения, он для чего-то вам очень нужен, сопли в кулачок и работать над собой, с утра и до глубокой ночи, без перерыва на обед. Скоро будет круто! Скоро сердце наполнится любовью ко всему сущему и весь мир заиграет новыми красками.

Настоящая дружба в том и состоит, чтобы не лезть другу в душу. Если он сам ее открывает, тогда можно и помочь. А вот если не хочет...

Значит, на то есть свои причины. И любопытство надо удавить в зародыше.

В отношениях — держите дистанцию!

Держите дистанцию!
Это самое главное правило, из которого вытекают все остальные. Когда мужчина и женщина вступают в новые отношения, они друг для друга неизведанная территория. Они заново открывают друг друга и радуются каждому шагу, сделанному навстречу. Более того, в конечном счете они стремятся стать одним нераздельным целым — именно это часто считается воплощением идеала любовных отношений.

Но с каждым шагом, сделанным на сближение, из отношений уходит легкость и новизна. Поначалу, она обменивается на сладкую возможность полностью открыться друг перед другом и это кажется справедливым разменом. В любви люди специально ищут этой возможности открыться — так, чтобы партнер тебя узнал и принял со всеми потрохами. Они не могут сами примириться с собой изнутри, поэтому так хотят, чтобы кто-то примирился с ними извне.

Уже на этом этапе многие отношения начинают разваливаться, поскольку все хотят быть любимыми, но мало кто умеет любить. Невозможно принять другого человека таким, какой он есть, если не можешь принять себя во всех своих свойствах и проявлениях. Но об этом обычно никто не задумывается, и сближение продолжается.

Из-за тех же сомнений в себе мужчины и женщины стремятся друг друга к себе привязать. Им кажется, что заперевшись в одной клетке, они смогут уберечь свои отношения. Поэтому они хотят друг друга контролировать. Все эти расспросы о времени проведенном отдельно, желание все знать друг о друге, стремление все время быть на связи — за этим стоит желание держать руку на пульсе… на всякий случай.

Таким образом неуверенность и внутреннее беспокойство партнеров, толкает их навстречу, заставляет все глубже проникать и переплетаться друг с другом. Романтическая сказка о второй половинке, о человеке, который придет и заполнит зияющую внутреннюю пустоту, — это мечта о том, чтобы спрятаться от своих тревог в объятиях другого человека. Поэтому, сближение до полного единения друг с другом считается самой сутью и основой хороших отношений.

Все это я описываю для того, чтобы показать, насколько мощная сила движет людей, вступивших в любовные отношения, навстречу друг другу. И именно эту тенденцию нужно, в первую очередь, научиться в себе преодолевать.

Навстречу людей толкают их страхи. Страх быть одному, страх перед жизнью, страх перед своим внутренним миром, страх перед ответственностью, страх лишиться любви, страх потерять друг друга — сплошные страхи и тревоги. В такой колее отношения быстро утрачивают свою чистую изначальную сущность и становятся способом избегания трудностей жизни.

А для нормальных здоровых отношений такое взаимное проникновение совершенно не нужно. Вовсе не обязательно все знать друг о друге, чтобы получать всестороннее удовольствие от общения. Если не связывать себя клятвами в вечной любви и верности, отношения не становятся легковесными и поверхностными, наоборот, они становятся более честными и трезвыми, и именно поэтому — более приятными и долговечными.

Чтобы удержать человека рядом не нужно сажать его в клетку — нужно дать ему свободу. Именно страх потерять близкого человека чаще всего приводит к потере. Вся эта ревность, подозрительность и желание посадить друг друга на цепь — вот из-за чего отношения становятся тяжеловесными и утомительными.

Но это еще не все. Ничем не ограниченное сближение друг с другом имеет и массу других негативных и опасных для отношений последствий.

Как только возникает ощущение, что вот этот человек принадлежит мне, так сразу появляется ложное чувство, что у меня на этого человека есть какие-то права, что я могу от него что-то требовать, что он мне теперь что-то должен, и что я могу ставить ему в вину невыполнение повешенных на него обязательств.

Именно с этого момента партнеры начинают друг в отношении друга наглеть — начинаются взаимные манипуляции, обиды и капризы. Из отношений постепенно уходит осторожность, терпимость и уважение друг другу. Теперь уже можно кричать друг другу из соседней комнаты — «Эй ты там, сделай мне кофе!» и тому подобное.

То, чего мужчина и женщина никогда бы себе не позволили в первые недели знакомства, становится уместным и нормальным через полгода. Может казаться, что это та самая свобода самовыражения, которая так ценна в близких отношениях, но по сути это — потеря осторожности и утрата всякого контроля над собой. Тот самый момент, где следовало бы держать себя в руках, но так хочется, чтобы рядом с любимым человеком можно было совершенно расслабиться.

И дело не в том, что для сохранения отношений нужно продолжать друг за другом демонстративно ухаживать, как это рекомендуют в глянцевых журналах. Искусственные ухаживания ничего не решают и всегда выглядят вымученно. Потеря интереса друг к другу — это следствие чрезмерного сокращения дистанции. Стоит немножко разойтись в стороны, и женщине снова будет приятно наряжаться для своего мужчины, а ему в ответ будет приятно быть галантным кавалером (или наглым разбойником, на вкус и цвет).

Отношения — это игра, интересная своим процессом, а не результатом. Многим кажется, что цель игры в отношения — это достижение такого момента, когда о другом человеке можно будет сказать — «Ну все, теперь он мой». То есть, когда можно поставить гриф: «Задача выполнена — отношения установлены» и расслабиться.

Но как только появляется такая четкая определенность, так сразу игра утрачивает смысл, отношения превращаются в скучную рутину и дальше уже с нарастающей скоростью катятся под откос.

Чтобы сохранить свежесть отношений, нужно отказаться от стремления к победе, определенности и стабильности. Нужно переступить через свои страх и позволить отношениям балансировать на грани известности и неизвестности. Как играют звери — рычат, кусаются, катаются по земле, но если противник повержен на лопатки, его нужно вовремя отпустить — потому что иначе игра закончится.

Через страхи и привычные представления перешагнуть сложно, но только так можно выстроить действительно легкие, честные и жизнестойкие отношения. Право на свободу порождает совершенно особенную и куда более глубокую привязанность. Чтобы понять, нужно это попробовать на себе.

Наберитесь смелости и пробуйте: держите дистанцию. Позвольте друг другу остаться отдельными людьми. Не прилипайте друг другу, не контролируйте друг друга, не позволяйте себе собственнических замашек. Будьте собой, но не забывайте, что рядом с вами человек, который вам дорог и который тоже должен оставаться собой. Держите себя в руках.

Это кажется сложным и напрягающим, но только до тех пор, пока не почувствуете результат — он того действительно стоит.